Бюджет ПТУ — обуза для государства или инвестиции в будущее?

logo
bjudzhet_ptu_obuza_dlja_gosudarstva_ili_investicii_v_buduwee.jpg


Умные должныдержаться вместе!

@zn_ua

Читайте @zn_ua

Я уже с ZN.ua

Лето поставило точку в дискуссии на тему: кто должен финансировать профтехучилища — государственный или местные бюджеты? Будем надеяться, что пауза временная — на период отпусков и каникул. Хотя для многих училищ они могут стать бессрочными: появилась информация о закрытии ПТУ в небольших городках Львовской, Волынской и других областей. Учебный год они кое-как дотянули, а набор на следующий даже не объявляли.

В областных центрах и в столице ситуация получше. Но повод для тревоги, как утверждают преподаватели киевских училищ, имеется. Информацию о том, что государство передает все киевские ПТУ на баланс местного  бюджета, каждый воспринимает по-своему. Чиновники это преподносят как подарок столице. А в училищах воспринимают как очередной этап сокращения системы профтехобразования. 

В Киеве полным ходом идет вступительная кампания. В числе тех, кто из года в год выполняет план набора, — Киевское высшее профессиональное училище строительства и дизайна. С тех пор, как училище стало участником немецко-украинского пилотного проекта, поток абитуриентов значительно вырос — на некоторые специальности уже берут по конкурсу, как в университет. Если со временем программа проекта трансформируется в стандарты обучения, выпускники будут получать не только высокую квалификацию, но и отличные перспективы — возможность открыть конкурентоспособную фирму в Украине или трудоустроиться за рубежом, где большой спрос на специалистов такого профиля и уровня подготовки. 

Два года назад Министерство образования и науки Украины и немецкий Фонд поддержки строительной отрасли Эбергарда Шьока подписали меморандум о сотрудничестве, цель которого — модернизация подготовки специалистов строительных профессий в соответствии со стандартами Евросоюза. 

По словам менеджера пилотного проекта Герхарда Блессинга, очень непросто было найти партнеров, готовых работать в новых условиях. Начинать планировали в столице, но местные чиновники тогда отмахнулись от предложения. А Львов откликнулся. 

“Проект стартовал в западной Украине, параллельно мы продолжали поиски в центральном регионе, — рассказывает Герхард Блессинг. — Долго выбирали учебные заведения, которые могли бы стать нашими площадками. Училища в Виннице и в Киеве, с которыми мы сегодня работаем, — лучшие из всего, что мы видели.

Определиться было сложно: искали директоров, готовых смотреть в будущее. Нужен не только хороший уровень подготовки, слаженный коллектив, но и готовность к переменам. В рамках проекта мы привносим в деятельность училищ то новое, что касается подготовки строительных кадров, в данном случае — маляра-реставратора. Учебный план создан на основе немецких программ, что поможет адаптировать украинскую систему профобразования к европейским стандартам.

В Киевском училище строительства и дизайна я нашел, как выражаются наши ученики, продвинутого директора, который очень много работает, готов ко всему новому. Здесь очень хорошая команда, состоящая из мастеров производственного обучения и преподавателей теоретических дисциплин. Они уже дважды проходили стажировку во Львове, я с ними часто встречаюсь, провожу мастер-классы. 

За короткое время в училище произошло много перемен — создали отличную мастерскую малярных работ, кабинет технологии малярных и реставрационных работ, препараторскую, современные аудитории, где на каждом столе — ноутбуки, что позволяет ученикам осваивать программу по европейским стандартам. 

Мы, маляры-реставраторы, постоянно работаем на компьютерах, применяем новую информацию, пользуемся большим количеством инструментов. Например, столяр имеет дело только с деревом и пластмассой. А маляр — с различными поверхностями: бетоном, деревом, металлом, органическими и неорганическими материалами. 

пту_3

У нас в Германии давно уже не воспринимают маляра как рабочего, красящего дверь или забор. Это профессия интересна и с технической стороны, и с информационной, она требует креативного подхода. 

Училища, участвующие в проекте, получили статус экспериментальных, чтобы иметь возможность воплотить наши учебные планы, включающие и теоретическую, и практическую подготовку”.

Благодаря содействию фонда киевское училище приобрело для мастерских различные материалы, необходимые для подготовки маляров-реставраторов, а также инструменты, порой удивляющие даже работающих на стройках специалистов. Рядом с мастерскими оборудовали комнаты для переодевания, душевые и для учащихся, и для преподавателей. Везде — современные отделочные материалы, удобная мебель, чистота и порядок. Немецкие гости были приятно удивлены такими переменами. А в кабинет технологий малярных и реставрационных работ приходят как на экскурсию не только из других училищ, но и из крупных строительных организаций, где проходят практику, а потом и трудоустраиваются выпускники училища. Даже профессионалы со стажем здесь открывают для себя много нового. 

Самое сложное, как утверждает директор Киевского высшего профессионального училища строительства и дизайна Георгий Алексенко, — изменить психологию преподавателей, мастеров и учащихся. “Мы внедряем форму обучения, прекрасно зарекомендовавшую себя в Германии. Нам удалось перестроить психологию мастеров производственного обучения, научить детей внимательно и бережно относиться к инструментам и материалам. Они получают все необходимое, чтобы осваивать теорию и практику, широко используются мультимедийные средства, компьютерные технологии. Наши ученики не только овладевают ремеслом, но и чувствуют себя дизайнерами, и даже немножко художниками.

Проект помогает повысить престижность строительных профессий, дает мотивацию для получения т.н. международного сертификата качества компетенции. 

пту_1

Но готовить в наших условиях специалистов такого уровня, как в Германии, — чрезвычайно сложно. Там, чтобы стать маляром-реставратором, нужно учиться 4 года. При этом в программу не входят общеобразовательные дисциплины, как у нас. В Украине обучение на базе 9 классов длится 3—3,5 года, при этом почти половина часов отводится на школьные предметы. 

Выпускник немецкого училища не только овладел ремеслом, но и готов к тому, чтобы создать собственную фирму и руководить ею. Мы тоже ставим цель, чтобы будущий маляр-реставратор научился всем рабочим навыкам, освоил основы дизайна и мог создать дизайнерское бюро”. 

В училище считают, что государство обязано обратить внимание на систему профтехобразования хотя бы потому, что сегодняшние ученики — это будущие налогоплательщики, создатели материальных ценностей, новых предприятий и рабочих мест. В Германии выпускники профессиональных училищ, которых часто называют ремесленниками, — это средний класс, основа общества. 

“Благодаря их деятельности государственный бюджет получает более 60% доходов, — рассказывает Герхард Блессинг, который в свое время получил квалификацию мастера, создал в Дюссельдорфе центр профессиональной подготовки и возглавлял его более 40 лет. За это время центр подготовил около 500 мастеров и более 20 тыс. подмастерьев. 

В Германии ремесленничество — основа экономики. Это то, что необходимо Украине, — развивать сеть предприятий, создавать рабочие места и поддерживать училища, готовящие для них кадры.

— Кто финансирует профессиональные училища — фахшуле — в Германии? У нас идет дискуссия, кто должен это делать — государство или местные общины.

—В Германии училища всегда финансировались государством. А сама система работает по дуальному принципу: в училище осваивают теорию и параллельно практикуются на производстве. 

В Дюссельдорфе, к примеру, около 400 малярных фирм, объединившихся в гильдию. Именно она поддерживала и финансировала центр, который я возглавлял. Вначале мы выпускали около сотни учеников, потом дошли до 5 тысяч. 

В Германии каждая гильдия оказывает финансовую поддержку образовательному центру, готовящему для нее кадры. Система профессиональной подготовки потому так эффективна, что ее поддерживают и государство, и бизнес. 

— Как построено обучение, с какого возраста начинается? 

— Начинают учебу после 11 класса, в основном в 17—18 лет. В зависимости от избранной профессии учатся от 2,5 до 4 лет. Можно продолжить учебу, чтобы стать мастером. Это понятие несколько иное, чем в Украине. У нас мастер работает как бизнесмен — анализирует рынок труда, готовит бизнес-план, ищет нишу, которая позволит ему успешно развивать собственный бизнес.

Выпускнику училища у нас гораздо легче найти работу, чем его ровеснику, окончившему университет. Во многих городах количество учеников фахшуле в два-три раза больше, чем студентов в местных университетах.

Выбирая профессию, выпускник школы идет не в училище, а на профильное предприятие, где с ним заключают договор. С будущим маляром-реставратором — на 3 года. Ему будут выплачивать стипендию, постепенно повышая ее от 450 до 600 евро в месяц.

— Выпускник потом должен какое-то время отработать на этой фирме?

— Нет. Он должен только старательно учиться и осваивать практические навыки.Предприятие как представитель ученика регистрирует его в училище. Там его учебу оплачивает государство. 

Такие центры, как мой, получают от предприятия средства на необходимые для обучения материалы, инструменты и пр. Еще одна часть финансирования поступает из бюджета федеральной земли. 

Меня в Украине постоянно спрашивают: почему так долго нужно учиться, чтобы стать, например, маляром-реставратором? Во-первых, чтобы в совершенстве овладеть профессией. Во-вторых, учебный план предполагает, что 4 дня в неделю ученик работает на фирме, а один — в училище. В учебном центре он проходит подготовку 6 недель в год. После трех лет обучения и практики ученик сдает экзамен и начинает работать по специальности. Стартовая зарплата — 2 тыс. евро в месяц. При желании он может продолжить обучение, чтобы стать мастером и открыть свой бизнес. 

Дуальная система успешно работает в Германии много десятилетий, но ее никак не удается внедрить в Украине. К нам часто приезжают за опытом, расспрашивают, изучают. Но дома ничего не могут сделать, поскольку у вас нет достаточного количества предприятий, готовых подключиться к обучению кадров на таком уровне. А система профессиональной подготовки может быть успешной только в такой связке. Все предприятия Германии имеют бизнес-планы на продолжительный период, они должны думать, кто у них будет работать через 3—5 лет, и заранее готовить для себя кадровый резерв”.

Герхард Блессинг выразил удивление, что во Львове в сфере торговли, сервиса, ремонта клиентов обслуживают люди с университетскими дипломами, хотя с их обязанностями легко бы справились выпускники “фахшуле”. По его словам, в Германии заказчики обходят стороной те фирмы, где нет специалистов, прошедших обучение в профессиональных училищах и центрах, — ведь именно их квалификация является гарантией качественной работы. В первую очередь это касается сферы строительства и ремонта жилья и других объектов. Там жестко контролируют вопросы трудоустройства и квалификации кадров. Подсчитано, что из-за нарушений в этой сфере государство ежегодно теряет около 40 млн евро.

Сколько теряет наша страна — не подсчитывал никто. По данным профсоюза строителей Украины, более 85% рабочих, задействованных на объектах, не имеют соответствующей подготовки и квалификации. К сожалению, работодатели отдают предпочтение самоучкам, мало заботясь о качестве выполненных работ.

В Германии именно предприятия, а не школы занимаются профориентацией детей — они готовят для них презентации, брошюры, содержащие всю необходимую информацию о профессиях, об условиях труда и т.д. После окончания 9-го класса ученик имеет возможность прийти на производство, “примерить” на себя будущую профессию, что позволяет сделать выбор более осознанным и правильным. 

Сотрудничество в рамках немецко-украинского проекта оказалось для наших училищ очень сложным, но весьма интересным. Да, у нас много отличий, но есть и наработки, заинтересовавшие зарубежных партнеров. Проект решили пролонгировать еще на два года.

“Мы сможем добиться таких успехов, как в Германии, когда экономика стабилизируется и предприятия начнут думать о своем кадровом потенциале, — уверен Георгий Алексенко. — Даже в таких сложных условиях, как сейчас, мы создаем новые мастерские, обеспечиваем программы, повышаем квалификацию своих кадров. За последние пять лет наши выпускники — все до одного! — сразу же были трудоустроены. Это о многом говорит. То новое, что мы получаем в рамках пилотного проекта, позволит нам готовить специалистов, квалификация которых отвечает европейским стандартам”. 

В Министерстве образования и науки большие надежды возлагают на Закон “О профессиональном образовании”, проект которого в свое время был подготовлен этим ведомством и получил одобрение правительства. По словам заместителя министра образования Павла Хобзея, этот закон внесет много изменений в деятельность системы подготовки кадров. Будут создаваться новые типы учебных заведений, расширится автономия ПТУ, укрепится государственно-частное партнерство. К процессу подготовки кадров планируют подключить бизнес, который (в идеале) будет создавать и финансировать центры профессионально-практической подготовки. 

Осталась самая малость — принять закон и добиться выполнения его норм. 

“);
// banner = true;
// (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});
//}
});
}

А поділитися?



Вам має сподобатись...