Что будет с аэропортами “Борисполь” и “Львов” в случае концессии

logo
107871_chto_budet_s_ajeroportami_borispol_i_lvov.jpeg


5 июля стало известно, что украинский Кабмин принял решение кардинально поменять стратегию развития двух государственных аэропортов страны: “Борисполя” и “Львова”. Своим протокольным решением, принятым на заседании 4 июля 2017 года, правительство одобрило предложение о передаче обоих предприятий в концессию.

Эта новость стала совершенной неожиданностью не только для рынка, но и для самих аэропортов. Буквально за день до правительственного заседания состоялась встреча премьера Владимира Гройсмана и министра инфраструктуры Владимира Омеляна с представителями аэропортов и экспертами отрасли, где обсуждались различные вопросы, но тема концессии не поднималась вообще.

“Обсуждалась необходимость корпоратизации аэропортов, на нее отводился год. Из больших плюсов – было решено, что дивиденды не будут перечисляться в бюджет, а пойдут исключительно на развитие “Борисполя” и “Львова”. И это значительные суммы, нет необходимости привлекать кредиты”, – рассказал директор консалтинговой компании Friendly Avia Support Александр Ланецкий.

Более того, эксперт сообщил, что днем позже, то есть 5 июля, он задал прямой вопрос одному из правительственных чиновников о том, когда возможна концессия или приватизация госаэропортов, и услышал в ответ, что в ближайшие три года этот вопрос неактуален.

Владимир Омелян в комментарии ABCnews отметил, что противоречия никакого нет.  “Сначала корпоратизация, потом концессия. Если Верховная Рада даст разрешение, то мы будем искать международного оператора. Но это точно не завтра и не в ближайшие годы”, – рассказал он.

Экспертов удивляет сама постановка вопроса о передаче в концессию “Борисполя” и “Львова”. “Вопрос, что понимают под концессией у нас и что – за рубежом. За рубежом сдают в концессию, когда есть жесткая потребность в развитии инфраструктуры, но нет желания или возможностей тратить на это бюджетные средства. Поэтому объявляется конкурс и объект передается в концессию. В украинском же варианте, который пытаются продвигать, существующие объекты, построенные за государственные или привлеченные государством средства, передают в управление частной структуре, а та будет зарабатывать на этом деньги. Как будто это будет выгоднее, чем то, что делает госпредприятие. Боюсь, мы увидим второй сценарий: расходы государственные, а доходы пойдут частнику”, – прокомментировал ABCnews ситуацию председатель комитета стратегического развития аэропортов Ассоциации “Аэропорты Украины” Евгений Трескунов. 

Эксперт подчеркнул, что и “Львов”, и “Борисполь” показали в прошлом году отличные результаты, нарастив пассажиропоток на 50% и 40% соответственно, и приносят прибыль. “Если неавиационные доходы, которые получают аэропорты, и дивиденды оставлять им, то средств на развитие достаточно. Пассажирский терминал новый, взлетно-посадочная полоса новая.  Что и кому сдавать в концессию в этих аэропортах? Во Львове разве что нужен грузовой терминал, но тогда в концессию сдается участок земли с целью реализовать эту задачу”, – пояснил Евгений Трескунов. 

Эксперт задается вопросом, зачем вообще затевать этот процесс. “Разве, чтобы о результатах работы “Борисполя” и “Львова” спрашивали не министерство, а управляющую компанию”, –предположил Евгений Трескунов. 

В “Борисполе” неожиданную новость о предстоящей концессии предприятия восприняли сдержанно. Главное, как считает гендиректор аэропорта Павел Рябикин, решить, по какому пути развития пойдет предприятие. “Если сейчас новым приоритетом развития обозначаем концессию, тогда есть определенное разночтение с задачей корпоратизации. При корпоратизации разделяется статус имущества, то есть целостный имущественный комплекс превращается в собственность акционерного общества, которое создается, и государственную собственность, которая находится у него в управлении. Таким образом, имущество обретает два статуса. Для концессии же предпочтительнее, чтобы имущество все находилось все в одном статусе, как целостный комплекс”, – объясняет он.

Поэтому, считает Павел Рябикин, необходимо определить приоритеты. “Или мы следуем постановлениями Кабмина и продолжаем заниматься корпоратизацией, или определяем это как объект концессии и тогда его надо сохранять в целостном виде до момента передачи в концессию победителю конкурса. Оба сценария развития – и корпоратизация, и концессия – имеют право на жизнь, но нет смысла бежать в разные стороны”, – подчеркивает он.

Владимир Омелян на вопрос ABCnews о том, зачем отдавать новые, приносящие прибыль аэропорты в концессию, ответил, что главная цель – повысить прибыльность этих предприятий. “Чтобы не было источников коррупции и поддержки неизвестно кого. Если вы посмотрите на структуру того, что происходит в “Борисполе” внутри, у вас этот вопрос отпадет. Я думаю, они договориться не смогут так, как сейчас договариваются”, – сказал министр.

В отношении “Львова” Владимир Омелян видит логику концессии в том, чтобы улучшить управление аэропортом и за счет этого нарастить пассажиропоток. “Львов должен стать западно-украинским хабом, но тут еще много работы. Директор справляется прекрасно, но она все делает сама. Если аэропорт будет в управлении международной компании, его эффективность вырастет”, – считает чиновник.

Процесс корпоратизации международных аэропортов “Борисполь” и “Львов” уже начался, он продлится около года. “Укрпочту” мы корпоратизировали за восемь месяцев, с аэропортами этот процесс может пройти и быстрее, было бы желание”, – сказал Владимир Омелян.

Когда закончится корпоратизация предприятий, будущее госаэропортов будет обсуждаться заново. Если будет решено, что модель концессии – наилучшая, тогда этот вопрос будет вынесен в парламент. “У нас в законодательстве нет разделения на приватизацию и концессию. Что можно приватизировать, то можно отдавать в концессию. И это оформляется решением Верховной Рады”, – резюмировал министр.

Напомним, вчера ABCnews сообщал о том, что “Борисполь” подписал договор с Ryanair.

ABCnews

А поділитися?



Вам має сподобатись...