Не надо мусорить. Как Садовый оказался у разбитого рейтингового корыта

logo
100768_ne_nado_musorit_kak_sadovyj_okazalsja_u_r.jpeg


С наступлением лета проблема с львовским мусором заиграла новыми красками и запахами, поэтому Андрей Садовый в который раз решил сбросить с себя решение данного “вонючего” вопроса и призвал Кабмин объявить Львов зоной чрезвычайной экологической ситуации. Параллельно мэр опять посетовал на козни неких организаторов “мусорной” блокады, которые, мол, “могут начинать праздновать”. Хотя, если сравнивать с зимним и весенним периодами, никаких радикальных изменений с вывозом из города твердых бытовых отходов не произошло. Например, в конце февраля 2017-го контейнеры были переполнены на 255 мусорных площадках Львова из существующих 1237, в апреле – на 430, теперь же, в середине июня, не вывозится мусор с порядка 350-380 контейнерных площадок львовского жилфонда. То есть ситуация вполне стабильна, правда, с жирным знаком “минус”.

И это притом что в бюджете развития Львова есть целых 2 млрд грн, часть из которых вполне можно было направить на преодоление мусорного коллапса. Но для этого нужно желание, а его, похоже, нет как в тактическом, так и в стратегическом плане. В вопросе актуальной тактики все фокусируется на желании подбросить свой мусор какому-нибудь украинскому городу еще, что обычно и весьма очевидно заканчивается неудачей в силу неприятия таких “львовских подарков” всеми местными громадами в любой географической точке страны. Из чего пиарщики Садового делают однозначный вывод – вот она, “мусорная” блокада, политически мотивированная из высоких кабинетов на Банковой и Грушевского. И это в то время, как Львовская ОГА уже выделяла земельный участок для нового полигона под Львовом, от которого в мэрии отказались по причине неких выводов близких к ней экологов.

Что же касается стратегии, то тут львовский мэр просто периодически делится новостями на тему будущего мусороперерабатывающего завода, планы строительства которого были в его предвыборной программе еще в 2006 г., когда львовяне впервые избрали Садового своим градоначальником. “Французские эксперты совместно с украинскими активно работают над технологическими параметрами и проектом. Завершаем детальное изучение предложенного ими участка под завод на территории ТЭЦ-2, которая, по моему мнению, является оптимальной. Но в любом случае, строительство такого завода – это два года. Начать сможем уже в этом году”, – добавил Садовый нотки оптимизма к своему заявлению с требованием ввести во Львове чрезвычайное экологическое положение. Впрочем, легко предположить, что в случае срыва и в 2017-м начала строительства давно обещанного мусороперерабатывающего завода, и во львовской Ратуше, и в партии “Самопоміч”, чьим лидером является львовский мэр, опять начнут винить кого угодно, только не себя любимых.

Собственно, главный предвыборный лозунг “Самопомочі” как партии якобы профессиональных практиков и непустословов – “Возьми и сделай” – никак не удается по-хозяйски реализовать именно на прикладном примере решения местного львовского кризиса с вывозом из города мусора. Более того, местная проблема с твердыми бытовыми отходами уже отразилась на снижении общенациональной популярности как самой этой политической силы, так и ее лидера. Так, если принимать во внимание данные той же социологической группы “Рейтинг”, имеющей, кстати, львовские корни, с начала 2016-го и по сегодняшний день показатели электоральной поддержки и Садового, и “Самопомочі” упали вдвое.

Так, более года назад за львовского градоначальника на президентских выборах были готовы проголосовать 12% тех украинцев, кто намерен прийти на избирательные участки и уже определился с выбором (результаты в таком социологическом срезе обычно наиболее близки к окончательным в реальности), сегодня же таких – лишь 6,6%. И за это время мэр Львова с третьего места в президентском рейтинге спустился аж на седьмое. Аналогично и по “Самопомочі”: в начале 2016 г. у партии было 14% электоральной поддержки, что даже больше, чем на перевыборах-2014, стало – 7%. Или резкий спуск со второго места в “турнирной таблице” опять же на седьмую позицию. И такой ее показатель стабильно держится, между прочим, с прошлой осени. Так что на самом деле не помогли ни резонансное участие партийцев в блокаде оккупированного Донбасса, ни пламенная борьба с якобы блокадой львовского мусора.

Ни для кого не секрет, что весь успех партии Садового, получившей на внеочередных парламентских выборах 2014 г. неожиданно высокие 11% голосов избирателей, зиждился, по сути, на трех китах. Во-первых, это присутствие в команде исключительно “новых лиц”, ранее никогда не работавших нардепами, то есть без какого-либо негативного политического шлейфа. Во-вторых, эксплуатация во всем и везде умеренности, а не радикализма, и рассудительности, а не максимализма. Или, как это звучит в идеологии “Самопомочі” – христианская мораль и здравый смысл. Ну а в-третьих, личное реноме Садового, действительно сделавшего из Львова привлекательный центр как для внутриукраинского, так и для международного туризма.

Однако на сегодняшний день по всем трем вышеперечисленным пунктам – тотальное разочарование. Туристы столкнулись сугубо на бытовом уровне с явной неспособностью Садового решить одну отдельно взятую мусорную проблему, а сама партия в одночасье порвала со своим респектабельным либерализмом, сделав основную ставку на революционный радикализм и народные эмоции. Новый политический подход наиболее проявился как раз во время торговой блокады оккупированных районов Донецкой и Луганской областей, что уже стало своеобразной визитной карточкой политической силы Садового. Тем самым за пояс были заткнуты даже такие записные радикалы, как Олег Ляшко сотоварищи, а также давние львовские враги из “Свободы” Олега Тягнибока. Но, как оказалось, этот переход в иную радикальную нишу был по достоинству оценен далеко не всеми бывшими сторонниками “Самопомочі”.

Наконец, на самой блокаде ОРДЛО такие “новые лица”, как Семен Семенченко и Егор Соболев, заметно примелькались, а для некоторых даже стали одиозными, а, к примеру, те же Олег Березюк либо Оксана Сыроид на поверку оказались не их рассудительным балансом, а лишь обычным дополнением. Да и партийное единство выглядит в современных условиях исключительно формальным. Тем более что сама дефрагментация “Самопомочі” началась не сегодня и даже не вчера, а позавчера, когда в 2015-м из фракции были исключены шестеро нардепов, включая Анну Гопко – №1 предвыборного списка партии Садового.

А поділитися?